Как-то раз в штатах меня угораздило попасть на корпоратив одного милого стартапа. Стартапы любят расти в Сан-Франциско или близжайшей округе, а этот почему-то вырос в маленьком туристическом городке, немного отдаленном от Кремниевой Долины. Городок этот совершенно провинциальный и туристический. Серфинг, океан, солнце, парк аттракционов и тонкая дорога в горах, по которой за час можно добраться до Цивилизации.

В большом зале был фуршет, бодрые американские старички в гавайских рубашках рубили рок-н-ролл на гитарах, а по краям зала стояли будочки с "друзьями" — "маленькими стартапами", которым "большой стартап" разрешил потусить с гостям своего корпоратива. Я пошатался по будочкам, пожал руки, потыкал пальцем в умную заслонку для воды, набил карманы ручками, наклейками и блокнотиками, выпил, закусил и приготовился слушать, что там со сцены расскажет CEO.

СЕО рассказал, как он ушел с работы, заперся дома и все накодил, а потом пошел по клиентам и все продал. Улыбался, поправлял очки, показывал смешное видео про бигдату, на которую аналитик не может забраться в виртаульной реальности, потому что она слишком "биг". А потом микрофон передали залу. И тут из зала посыпались вопросы, в которые я бы никогда не поверил, если бы не был свидетелем.

  • "Что вы сделали для города?"
  • "Почему вы не помогаете благотворительному проекту Х деньгами?"

С каким напором! Они не спрашивали, они буквально требовали денег от частной компании. Компании, занимающейся IT, приносящей миллионы долларов городу через зарплаты сотрудников и налоги. Да они чуть ли не единственные, кто у вас тут решился что-то делать!

Я расположился поудобнее и напряг слух, чтобы не пропустить мимо ушей многоэтажную матерную конструкцию в адрес вопрошающих. Английский мат воспринять не так просто, нужно подготовиться.

Нет, CEO никого не послал. Вместо этого, он перечислил десятки благотворительных проектов, в которые компания уже вкладывает деньги и пообещал подумать над строительством детского сада.

Сша, Калифорния, 2017 год.